Лимонов 2012
RSS
PDA
ГлавнаяШтабВнести взносВолонтерам limonov2012@gmail.com
Эдуард Лимонов


Реклама
На сайте по игре в рулетку против живого дилера.

Эдуард везде
RuTube RuTube

Биография

Его имя — Эдуард Лимонов

22 февраля 1943 года в городе Дзержинске Горьковской области, в семье офицера Красной Армии Вениамина Ивановича Савенко родился сын Эдуард.

Будущий политик, писатель, философ, политический заключённый, фронтовик, председатель официально запрещенной Национал-Большевистской Партии (НБП), депутат и член совета Национальной Ассамблеи Российской Федерации, кандидат от оппозиции на выборах Президента России 2012 года…  Список явно не завершён.

Лимоновской биографии хватило бы и на пять биографий литераторов или политиков – и каждый из них пребывал бы в статусе «живой легенды». Но свою огромную судьбу Лимонов прожил сам, один.

Такой судьбой как у него, быть может, награждает Бог.

Но после того, как тебя наградили – судьбу надо вынести, вытянуть, не сломаться.
Говорят, что Бог не по силам креста не даёт. Это так. Но как же мало на земле людей, которые свой крест несут достойно и честно.

Мы скажем об одном из немногого их числа.

***

Отец Эдуарда - Вениамин Иванович Савенко - родом из Воронежской области, мама - Раиса Фёдоровна Зыбина – из Горьковской.

Родители – русские, из чернозёмных, как мы видим, земель. Много позже, уже будучи в эмиграции, Эдуард Лимонов напишет: «Предки мои, очевидно, землю любили. Как весна – так тоскливо, маятно, пахать-сеять хочется, землю рукою щупать, к земле бежать. А ведь был бы я наверняка мужик хозяйственный строгий».

Мать работала техником на химическом заводе.

Согласно вполне достоверной семейной легенде, когда родители уходили из дома на работу, маленького сына укладывали в ящик и задвигали под кровать, дав вместо соски (которой и не было) хвост воблы. Иногда ребёнок в одиночестве пережидал авианалёты. Возвращавшиеся родители обычно заставали сына хоть и накричавшимся, но суровым и спокойным, так и не выпустившим из руки рыбьего хвоста. Было видно, что парень растёт с крепкими нервами и непритязательный.

Вскоре семья перебралась в освобождённый Харьков, где Эдуарду предстояло провести юность.

Он жил на рабочей окраине – а всякий русский человек знает, что это такое. Хмурая молодёжь, право силы, много бывших уголовников…

Многие  соседи Эдуарда и одноклассники по средней школе живы и помнят его таким, какой он был в 50-е и в 60-е. «Эд умел постоять за себя», - так говорят о нём.

Не будем скрывать: в 1958-1963 годах молодой Эдуард состоял на учете в милиции, неоднократно подвергался административным арестам. Это была обыденность той жизни, более того – её неписанный закон.

Лимонов опишет свои детские и юношеские приключения в книгах «У нас была Великая Эпоха» и «Подросток Савенко». Спустя годы эти книги экранизирует режиссёр Александр Велединский, который снимет фильм «Русское» по автобиографической лимоновской прозе.

В школе Эдуард учился хорошо.

«Читать я научился очень рано, глотал все, что мог, - признаётся Лимонов, - Однако довольно быстро сосредоточился на естественных науках, истории и мореплавании. Я изучал парусные суда, их бегучий и стоячий такелаж, спокойно ориентировался не только в фок- и грот-мачтах, но знал, что такое бом-брам-стеньга и всевозможные морские узлы. Естественные науки меня просто очаровывали,. Притом я еще и все классифицировал. На отдельных листках: рисунок растения, его краткое описание, латинское название. Параллельно с растительным миром я классифицировал фауну. Предпочтение отдавал экзотическим растениям и животным. Я готовил себя к жизни мореплавателя и естествоиспытателя. Я читал в библиотеке книги типа "Путешествие на бриге "Бигль" или материалы экспедиции Крашенинникова на Камчатку".

Работать Эдуард начал рано, сразу после школы, и к 23-м годам успел побывать монтажником-высотником, сталеваром.

На вопрос, как он попал в монтажники-высотники, Лимонов отвечает просто:

- А тогда фильм был, где пелось: «Ни кочегары мы, ни плотники/ Но сожалений горьких нет /, А мы монтажники-высотники…» Потому я пошёл на стройку. Оформляя на работу, отдел кадров мне набавил год – ведь работать там можно только с восемнадцати, а мне было семнадцать. Я провёл там восемь самых тяжёлых месяцев: осень, зиму и весну. Мы строили огромный цех танкового завода. На высоте в тридцать метров я лазил в гололёд. А однажды забыл закрепиться, лест